Дело калининградских врачей: Казнить нельзя помиловать?

Глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин публично обвинил калининградских врачей Елену Белую и Элину Сушкевич в убийстве младенца. В медицинском сообществе считают, что Следственный комитет пытается защитить честь мундира после того, как об этом уголовном деле стало известно Владимиру Путину. Почему доктора не верят следователям? Об этом в специальном репортаже «Балтик Плюс».

На этой неделе глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин озвучил позицию ведомства по делу калининградских врачей Елены Белой и Элины Сушкевич. Неонатолога и главврача роддома обвиняют в смерти недоношенного младенца. По мнению руководителя СК, которое он высказал в интервью «Российской газете», это было именно убийство новорожденного.

«Для поддержания жизнеобеспечения ребёнка требовались определённые ресурсы и, согласно материалам уголовного дела, Елена Белая ресурсы эти на ребёнка тратить не желала, предположив, что он всё равно умрёт позже, что ухудшило бы статистику регионального перинатального центра, куда они должны были направить ребёнка для дальнейшего лечения», – сказал Бастрыкин.

В медицинском сообществе считают это интервью реакцией на слова знаменитого педиатра и хирурга Леонида Рошаля, который сравнил дело Белой и Сушкевич с делом врачей сталинских времен. Об этом известный доктор и глава Национальной медицинской палаты сказал Владимиру Путину во время церемонии награждения Героев Труда:

«Нужно очень внимательно посмотреть на то, что происходит в Калининграде. Когда двух врачей судят за убийство. Такого не было в России с 1953 года. Я не хочу давить на суд, но я хочу сказать, что готов выступить там и пояснить, почему это все неправильно».

9 июля состоялось аппаратное совещание Национальной медицинской палаты. И первым вопросом в повестке стояло дело калининградских врачей и обсуждение интервью Бастрыкина. Как рассказал радио «Балтик Плюс» исполнительный директор регионального отделения палаты Николай Иванаев, ответ врачебного сообщества следователям будет дан так же через СМИ:

«На мой взгляд, это открытое давление на суд, на формирование состава присяжных заседателей, на общественное мнение. Если говорить простым русским языком, Александр Иванович погрозил всем кулаком и фактически открыто сказал, что посчитали и признали их убийцами. И это до решения суда. Как назвать такое выступление такого компетентного, грамотного специалиста и ответственного лица государственного масштаба, я затрудняюсь сказать. На мой взгляд, это просто беспредел».

В своем интервью Александр Бастрыкин сказал, что Сушкевич по указанию Белой ввела смертельную дозу сульфата магния, из-за чего младенец скончался. По его словам, выводы были сделаны на основе множества экспертиз. Однако, как считает Николай Иванаев, они сделаны экспертами, которые зависят от следственных органов. Он напомнил случай, когда в крови погибшего в ДТП шестилетнего мальчика якобы нашли смертельную дозу алкоголя. При этом требования медицинского сообщества о проведении независимых экспертиз по делу калининградских врачей Следственный комитет игнорирует. Вот что рассказала Элина Сушкевич во время видеоконференции с общественностью, которая состоялась в апреле этого года:

«Все реанимационные мероприятия, которые были ему (ребенку) необходимы, провели. Я все это зафиксировала в своем листе наблюдения. Описала и мероприятия, и констатацию смерти. Всё было оставлено в роддоме. Но в последующем мы узнали, что мои документы пропали. В материалах дела их нет. Я заявляю, что никакой сульфат магния я ребенку не вводила».

Российское общество неонатологов уже опубликовало открытое письмо в ответ на интервью председателя Следственного комитета. Авторы обращения не согласны с выводами следствия и экспертизы, на которые ссылался Бастрыкин, и призывают не препятствовать открытому и беспристрастному судебному процессу. В письме опровергаются ключевые тезисы, которые, по мнению следствия, доказывают виновность фигуранток дела и их мотивы.

«Вопросы, связанные с медицинской компетенцией и врачебной ошибкой, – это очень трудные и тяжело доказуемые дела, которые наскоком и с помощью позиции единственного человека – следователя – решаться не могут», – рассказал «Балтик Плюс» один из адвокатов калининградских врачей Тимур Маршани. По его мнению, следствие не уделило достаточного внимания деталям, которые могли бы восстановить всю картину случившегося, и даже не провело следственный эксперимент:

«Каким образом происходил ввод препарата в ребенка, следствие даже на стадии предварительного расследования не установило. Как образом осуществлялась неотложная медицинская помощь? Эту картину надо было восстановить с самого начала детально и поэтапно. То есть необходимо было провести следственный эксперимент. Кто, где находился? Кто стоял? Какой шприц использовал? Как вводил? Все это в деталях надо было восстановить не только с помощью свидетельских показаний, но и с помощью следственного эксперимента. Вы поймите, на свидетелей следователи давили. С одной целью. Следствие максимально пыталось сформировать негативный образ врачей-убийц. И вся их профессиональная деятельность направлена была не на установление объективной истины, а на изобличение врачей как преступников».

Как сказал Тимур Маршани, сторона защиты Белой и Сушкевич настаивала и будет настаивать на проведении независимых экспертиз.

А тем временем, о деле калининградских врачей говорит уже не только российское медицинское сообщество. Авторитетный американский профессор, педиатр и неонатолог Ричард Полин отметил, что при рождении на 23 недели беременности, а именно на таком сроке родился погибший ребенок, выживает около 1/3 детей. А у выживших младенцев существует высокий риск нарушений нервно-психического развития, включая детский церебральный паралич и нарушения умственного развития.

«Ни при каких обстоятельствах за этот случай нельзя привлекать к уголовной ответственности. Наиболее вероятно, что этот младенец умер бы в любом учреждении в любой стране мира», – сказал Ричард Полин.

Элина Сушкевич во время видеоконференции сказала, что у нее не было возможности поговорить с матерью погибшего младенца, но она сочувствует ее горю:

«Мы понимаем всю ее ситуацию. Мы ей очень сочувствуем. Потерять ребенка для любых родителей это всегда тяжело, это всегда непросто. Если малыш долгожданный, это еще хуже. Она должна знать, что мы действительно всё сделали для ее ребенка. Ни у кого не было никаких мыслей убивать его или не лечить. Всё возможное, всё необходимое её ребенок получил сразу и до последнего момента».

Уголовное дело Елены Белой и Элины Сушкевич находится в Калининградском областном суде с апреля этого года. На предварительных слушаниях судья отклонил ходатайство о возвращении материалов в прокуратуру. Дело будет рассмотрено с участием коллегии присяжных заседателей. Обвинение настаивает на проведении судебного процесса в закрытом режиме. Следующее заседание, на котором должны отобрать присяжных, запланировано на 23 июля.

Айдар Абайдуллов, РИА «Балтик Плюс»

Другие публикации