Потерпевшие поневоле

В Калининграде продолжается суд над бывшим директором лицея №49 Людмилой Осиповой. Почему потерпевшие отказываются от своего статуса? И почему адвокат считает обвинение надуманным? Об этом в нашем специальном репортаже.

Во вторник, 10 сентября, в Центральном районном суде Калининграда возобновилось рассмотрение уголовного дела в отношении бывшего директора лицея №49 Людмилы Осиповой. Её обвиняют в присвоении и растрате добровольных пожертвований родителей учеников на сумму более 7 млн рублей и превышении полномочий при сдаче в аренду школьной спортивной площадки любительским футбольным командам. Заседание началось с оглашения обвинительного заключения. Это заняло около часа. Адвокат Людмилы Осиповой — Дмитрий Новиков заявил, что обвинение «содержит белые пятна и черные дыры, в большей части бездоказательно, а в остальной — безосновательно и надумано»:

«За полтора года предварительного следствия следователям не удалось добыть не то что убедительных доказательств того, что Людмила Григорьева совершила какое-либо хищение, а вообще никаких. Абсолютно нейтральные показания потерпевших и свидетелей трактовалось максимально в сторону обвинения. Мы намерены показать суду все нестыковки, которые были допущены стороной обвинения, и доказать, что никаких доказательств, подтверждающих вину Осиповой не существует».

Сама Людмила Осипова в перерыве заседания пожаловалась на ухудшение здоровья: у нее пропадает слух, падает зрение, она страдает от давления и всё это на фоне диабета. «Боюсь, не доживу до конца суда», — сказала Осипова, отметив, что уголовное преследование нанесло непоправимый вред её здоровью:

«За 2016-2017 год в лицее, то есть лично мне, было устроено 19 проверок. Указывались недостатки, нот я их моментально исправляла. И проверки, по сути, закачивались без замечаний. За 31 год я имела множество похвальных грамот, благодарностей, была награждена медалью ордена «Знак почета». И вдруг в апреле 2018 года, на исходе моей деятельности мне было вынесено сразу два выговора. Я стала нарушительницей. Не хотела я в это верить, но это так».

На этом этапе слушаний судья Наталья Большакова планировала допросить потерпевших, которых в деле 76 человек. Но тут появилось две проблемы. Первая — люди под разными предлогами отказываются идти в суд. Вторая — те, кто пришел, говорят об отсутствии материального и морального ущерба и претензий к Осиповой. Кроме того, их показания в суде существенно отличаются от протоколов следствия. Как сказала одна из потерпевших, у следователей был организован «конвейер» из родителей учеников: заходят в кабинет, подписывают уже распечатанный документ и выходят, затем заходят следующие. Не удивительно, что оглашенные гособвинителем протоколы допросов на 90% повторяют друг друга. Озвучено потерпевшими и что следователи оказывали на них давление. Говорит адвокат Дмитрий Новиков:

«Исходя из того, что сейчас говорят потерпевшие, фактически им угрожали применением статьи 308 УК РФ. Поскольку люди юридически не грамотны, просто побоялись связываться со следствием и перечить ему. И это безобразие редкостное. Потерпевшие сказали, что когда они приходили к следователю, протоколы уже были заготовлены: то есть человек не давал показания, а ему давали подготовленный текст на подпись. А когда они говорили, что нам в нем что-то не нравится, им напоминали про уголовную статью».

Многие родители учеников лицея №49 не верят в виновность Осиповой. В коридорах суда они говорят о том, что деньги сдавали добровольно, никаких вымогательств не было. «Директор учебного заведения и учителя в обсуждении финансовых вопросов не участвовали», — рассказала «Балтик Плюс» мама двух учеников 49-го лицея Елена Финагина:

«Когда на родительских собраниях заходила речь о каких-то денежных вопросах, учителя оставляли нас в кабинетах одних. И мы эти вопросы обсуждали сами, то есть, даже учителя не участвовали, не говоря уж о директоре. Это вообще какой-то нонсенс, чтоб она ходила по школе и «с ножом у горла» говорила: «Давайте, скиньтесь деньгами». Ну, это бред!»

Людмила Осипова свою вину не признает и считает уголовное дело местью за то, что не уступила кому-то свою должность:

«Финансовой дисциплины я не нарушала. И уж, конечно, не воровала. Если бы мне нормально сказали: «Людмила Григорьевна, освободите место!», я бы как женщина поплакала в платочек, но как достойный человек выполнила бы свои обязательства до конца учебного года и ушла. Но этого сделано не было».

Сегодня, 12 сентября, в судебных слушаниях по делу бывшего директора лицея №49 объявлен очередной перерыв — до понедельника, 16 сентября. Прокуратура в третий раз сменила государственного обвинителя. Ему нужно время для знакомства с материалами.

Айдар Абайдуллов, РИА «Балтик Плюс»

Другие публикации