80-летняя калининградка умерла в реанимации, оставшись без помощи врачей

У каждого врача есть своё кладбище. Известное и понятное всем выражение. Однако, стать просто единицей статистики для должностного лица обидно до смерти.
Что же сделать, чтобы не оказаться с бедой один на один, в окружении врачей, в специальном репортаже РИА «Балтик Плюс»:

Экс-мэр Москвы Юрий Лужков, народный артист Леонид Броневой, солистка группы Roxette Мари Фредрикссон… — далеко не весь список людей, которых мы потеряли на этой неделе. Среди таких имен мог бы остаться незамеченным уход 80-летней калининградки Галины Дудаевой в отделении неотложной кардиологии Калининградской Областной клинической больницы. Но родственники не захотели молчать. О хладнокровности врачей рассказала сегодня в соцсетях дочь Дудаевой Ольга Данилова. По ее словам, пенсионерка провела в лечебном учреждении 2 недели и «угасала на глазах». 25 ноября ее доставили с диагнозом инфаркт, через неделю его сменил «острый миокардит». Лечащий врач уверял, что пациентка идет на поправку, что «просто она впечатлительная». Что переживать не стоит ни ей, ни родственникам. ЭХО, ЭКГ, рентген показывали положительную динамику. Однако, менее чем через сутки после исследований пенсионерку отвезли в реанимацию. Родственникам сказали, что больная «тяжелая» и «уходящая». Близких в палату не пускали. Хотя, закон позволяет родственниками посещать больных, нуждающихся в реанимационных мероприятиях. Рассказывает Ольга Данилова:

«У меня дочь журналист. Она написала в директ губернатору и нас сразу пропустили. Там лежат четверо: мама, две женщины и мужчина. Две медсестры его «откачивали», делали массаж сердца. Мама лежит одна. Я спросила, живая ли она. Мне ответили, что да и сердце завели. «Почему же вы ее не спасаете», — спросила я. Мне ответили, что нет врачей. Я потребовала вызвать кого-то. Буду ли я сама им за это платить, — поинтересовались у меня. «Никого нет», — ответили люди в белых халатах. И сказали, что нас сюда позвали попрощаться, а не права качать. Дочка позвонила министру здравоохранения и тогда прислали еще одного врача-реаниматолога».

Или помощь пришла очень поздно, или запоздалые усилия врачей оказались тщетны … Завтра состоятся похороны Галины Дудаевой.

Оперативных комментариев в минздраве не дают в принципе. Министр Александр Кравченко сегодня участвует в едином дне приема граждан. Нас попросили обратиться через официальный запрос, который ведомство может рассматривать не одну неделю. По словам представителя калининградской Лиги защитников пациентов Марины Шапошниковой, аналогичные запросы могут сделать и сами родственники, но ответы, в подавляющем большинстве, заставляют обращаться в СК и суды:

«В соответствии с законодательством РФ, соблюдая врачебную тайну, мы не можем вас ознакомить с результатом служебных проверок. Я неоднократно обращалась в нашу Врачебную палату, в Минздрав страны о том, чтобы внести изменения в статью 323 ФЗ. Но, к сожалению, есть ответ Минздрава и мнение одного из представителей региональной Врачебной палаты о том, что законодательство, в общем-то, их устраивает. Я считаю, что это глубокое заблуждение. Так можно было бы уменьшить количество обращений в следственные органы».

Не у каждого калининградца в мобильном телефоне есть номер министра здравоохранения. Губернатор признался, что не успевает отвечать всем в Instagram. Что же сделать, чтобы не попасть в печальную статистику министерства здравоохранения, не оказаться с бедой один на один в окружении врачей. Советует депутат Калининградской областной Думы Михаил Чесалин:

«Первое, идти к главврачу, просто пробиваться, раздвигая стены. Требовать незамедлительной реакции на запрос оказания медпомощи. Второе, горячая линия при региональном минздраве работает круглосуточно. Правда, ночью она работает уже менее эффективно, потому что там отвечают на звонки МЧС, а не чиновник минздрава. Телефон: 376-006. Звоните и требуйте от чиновника вмешательства в ситуацию. Ранее эта прямая линия работала под контролем общественности. Однако, новый министр здравоохранения (ред.: Александр Кравченко) отказал нам в возможности общественного контроля работы чиновника по горячей линии».

По словам Михаила Чесалина, это в корне не соответствует заявлению Президента России Владимира Путина о том, что нужно повсеместно повышать общественный контроль.

Владимир Кайрис, РИА «Балтик Плюс».

Другие публикации